Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 октября 2013 г. N 7070/13 Суд отменил принятые по делу судебные акты в части осуществления конкурсным управляющим контроля за финансово-хозяйственной деятельностью общества и представления им интересов общества и направил дело в этой части на новое рассмотрение, поскольку конкурсный управляющий не довел до кредиторов, имеющиеся у него сведения, которые кредиторы на законных основаниях пытались получить, не объяснив мотивов своего отказа в предоставлении правомерных требований кредиторов

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Слесарева В.Л.;

членов Президиума: Абсалямова А.В., Амосова С.М., Андреевой Т.К., Бациева В.В., Завьяловой Т.В., Козловой О.А., Маковской А.А., Першутова А.Г., Разумова И.В., Сарбаша СВ., Юхнея М.Ф. -

рассмотрел заявление Федеральной налоговой службы о пересмотре в порядке надзора определения Арбитражного суда Кировской области от 26.04.2012 по делу N А28-770/2002, постановления Второго арбитражного апелляционного суда от 30.07.2012 и постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 15.01.2013 по тому же делу.

представители заявителя - Федеральной налоговой службы - Горлова Е.А., Кротова Г.Е., Степанов О.С.;

конкурсный управляющий федеральным государственным унитарным предприятием "Завод "Сельмаш" Щербань Д.В. и его представители - Груцинова Г.В., Сморкалов С.В.

Заслушав и обсудив доклад судьи Разумова И.В., а также объяснения конкурсного управляющего федеральным государственным унитарным предприятием "Завод "Сельмаш" Щербаня Д.В. (далее - конкурсный управляющий) и представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.

В ходе процедуры конкурсного производства, введенной в отношении федерального государственного унитарного предприятия "Завод "Сельмаш" (далее - предприятие "Сельмаш"), Федеральная налоговая служба как уполномоченный орган обратилась в Арбитражный суд Кировской области с жалобой на действия (бездействие) конкурсного управляющего.

Определением Арбитражного суда Кировской области от 26.04.2012 в удовлетворении жалобы отказано.

Постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 30.07.2012 определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа постановлением от 15.01.2013 определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора указанных судебных актов ФНС России просит их отменить, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права, и передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В отзыве на заявление конкурсный управляющий просит оставить названные судебные акты без изменения как соответствующие действующему законодательству.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него, выступлениях присутствующих в заседании конкурсного управляющего и представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене в части по следующим основаниям.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, решением Арбитражного суда Кировской области от 24.10.2005 предприятие "Сельмаш" признано банкротом по правилам параграфа 5 главы IX Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), регулирующей вопросы несостоятельности организаций, имеющих стратегическое значение для обеспечения обороноспособности и безопасности Российской Федерации, конкурсным управляющим должником утвержден Щербань Д.В.

В 2007 году в порядке статьи 141 Закона о банкротстве произведено замещение активов должника путем создания открытого акционерного общества "Завод "Сельмаш" (далее - общество "Сельмаш") с уставным капиталом в размере 580 000 000 рублей.

Уставный капитал названного общества оплачен имуществом предприятия "Сельмаш".

Обществом "Сельмаш" размещены акции совокупной номинальной стоимостью 580 000 000 рублей. Всем пакетом акций владеет предприятие "Сельмаш".

Полагая, что конкурсный управляющий, в частности, не принял должных мер по осуществлению контроля за финансово-хозяйственной деятельностью общества "Сельмаш", ненадлежащим образом представлял интересы предприятия "Сельмаш" - единственного акционера общества "Сельмаш" - в органах управления вновь созданного акционерного общества, уклонился от оспаривания сделок, направленных на отчуждение обществом "Сельмаш" недвижимого имущества, ФНС России обратилась в арбитражный суд с настоящей жалобой в порядке, предусмотренном статьей 60 Закона о банкротстве.

Отказывая в удовлетворении жалобы в этой части, суд первой инстанции счел, что отчуждение обществом "Сельмаш" недвижимого имущества не свидетельствует о нарушении прав и законных интересов уполномоченного органа, так как ни количество принадлежащих должнику акций общества "Сельмаш", ни их номинальная стоимость не изменились. Рыночная стоимость этих акций, как указал суд, определяется размером получаемой обществом "Сельмаш" прибыли и степенью доходности названного общества, а не уровнем его обеспеченности тем или иным имуществом.

Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с выводами суда первой инстанции.

Между тем судами не учтено следующее.

Статьями 115 и 141 Закона о банкротстве допускается замещение активов должника путем создания на базе его имущества одного открытого акционерного общества. В таком случае должник становится единственным учредителем вновь образованного общества, а размещенные в ходе замещения активов акции включаются в состав имущества должника.

Согласно пункту 2 статьи 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан принять в ведение имущество должника, обеспечить сохранность данного имущества.

Применительно к акциям, поступившим во владение должника при замещении активов, это означает, что конкурсный управляющий должен принять все возможные меры, предусмотренные Федеральным законом от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон об акционерных обществах), направленные на обеспечение прироста рыночной стоимости ценных бумаг или по меньшей мере на поддержание их стоимости.

Исходя из этого конкурсный управляющий как лицо, представляющее высший орган управления вновь образованного акционерного общества (пункты 1 и 3 статьи 47 Закона об акционерных обществах), должен в силу Закона о банкротстве действовать добросовестно и разумно в интересах должника и кредиторов при принятии решений по вопросам, отнесенным статьей 48 Закона об акционерных обществах к компетенции общего собрания акционеров (пункт 4 статьи 20.3 действующей в настоящее время редакции Закона о банкротстве, пункт 6 статьи 24 прежней редакции Закона).

Директор созданного в ходе замещения активов хозяйственного общества в силу пункта 1 статьи 69 Закона об акционерных обществах подотчетен конкурсному управляющему, который не вправе устраниться от исполнения обязанности по контролю за выполнением этим директором полномочий руководителя.

Отчуждение вновь образованным акционерным обществом целого ряда объектов недвижимости, ранее внесенных должником в уставный капитал, не может не вызывать у добросовестного и разумного конкурсного управляющего справедливых опасений относительно сохранности конкурсной массы, поскольку такие операции могут оказать существенное влияние на стоимость активов акционерного общества и, как следствие, на рыночную стоимость акций, затрагивая тем самым интересы должника и его кредиторов.

При рассмотрении настоящего обособленного спора конкурсный управляющий не отрицал факт отчуждения обществом "Сельмаш" объектов недвижимости.

Возражая против требований жалобы ФНС России, конкурсный управляющий ссылался исключительно на то, что в ходе процедуры конкурсного производства количество и номинальная стоимость принадлежащих должнику акций не уменьшились, а общество "Сельмаш" как собственник внесенного в его уставный капитал недвижимого имущества вправе совершать с недвижимостью по своему усмотрению любые действия.

В соответствии с пунктом 1 статьи 143 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан представлять собранию кредиторов (комитету кредиторов) отчет о своей деятельности, информацию о финансовом состоянии должника и его имуществе как на момент открытия конкурсного производства, так и в ходе конкурсного производства, а также иную информацию.

На собрании кредиторов предприятия "Сельмаш", состоявшемся 12.09.2011, принято решение об обязании конкурсного управляющего включить в отчет о своей деятельности сведения об исполнении им полномочий органа управления и акционера общества "Сельмаш" и приложить к отчету копии протоколов заседаний единственного акционера и наблюдательного совета, документов, рассматривавшихся на этих заседаниях, аудиторских заключений, составленных по результатам проверки финансово-хозяйственной деятельности общества "Сельмаш".

При обсуждении указанного вопроса на собрании кредиторов конкурсный управляющий заявил возражения, пояснив, что он не должен раскрывать кредиторам подобную информацию.

В материалах обособленного спора нет доказательств исполнения конкурсным управляющим решения собрания кредиторов от 12.09.2011, принятого в пределах полномочий собрания, закрепленных в пункте 1 статьи 143 Закона о банкротстве.

Искусственно создавая видимость законности своего бездействия, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с иском к обществу "Сельмаш" об обязании представить документы, запрошенные собранием кредиторов.

Решением Арбитражного суда Кировской области от 14.02.2012 по делу N А28-9272/2011 в удовлетворении упомянутого иска отказано, поскольку при рассмотрении спора установлено, что все затребованные документы у конкурсного управляющего имеются и данное обстоятельство признано самим управляющим.

В ходе судебного разбирательства по настоящему обособленному спору Щербань Д.В. вновь не представил отыскиваемую кредиторами информацию, которой он располагал.

Суды не дали оценку поведению конкурсного управляющего, по сути отказавшегося от дачи пояснений, на предмет добросовестности (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При этом в деле не имеется каких-либо доказательств, указывающих на злоупотребление кредиторами правом на информацию. Об этом могли бы свидетельствовать, в частности, следующие обстоятельства: неоднократное заявление ими требований о представлении одних и тех же документов при условии, что первое из таких требований было надлежащим образом удовлетворено арбитражным управляющим; предъявление кредиторами требований о представлении информации и документов, не представляющих ценности с точки зрения контроля за ходом процедуры банкротства; истребование кредиторами конфиденциальной информации в целях ее использования и (или) распространения во вред интересам должника.

Конкурсный управляющий в судах первой, апелляционной и кассационной инстанций не ссылался на то, что документы, которые требовали представить кредиторы, содержат охраняемую законом государственную тайну, не сообщал об основаниях отнесения информации, содержащейся в этих документах, к охраняемой законом тайне и не предлагал выдать выписки из таких документов, исключив из них соответствующую информацию.

Поскольку конкурсный управляющий не довел до кредиторов имевшиеся в его распоряжении сведения, которые те на законных основаниях пытались получить, именно управляющему надлежало объяснить мотивы своего отказа в удовлетворении правомерных требований собрания кредиторов и представить доказательства отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах предприятия "Сельмаш" добросовестно при выполнении полномочий единственного акционера общества "Сельмаш" (часть 1 статьи 9, часть 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Более того, ФНС России в рамках настоящего обособленного спора дважды обращалась в суд первой инстанции с ходатайствами об истребовании у конкурсного управляющего предприятием "Сельмаш" копий протоколов заседаний единственного акционера и наблюдательного совета общества "Сельмаш", рассматривавшихся на этих заседаниях документов, а также аудиторских заключений о результатах проверки финансово-хозяйственной деятельности названного общества.

Несмотря на то, что ФНС России подтвердила невозможность самостоятельного получения доказательств, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора и скрываемых конкурсным управляющим, суд первой инстанции в нарушение требований части 4 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предписывающих арбитражному суду оказывать содействие сторонам в получении необходимых доказательств, оба ходатайства ФНС России отклонил.

Таким образом, оспариваемые судебные акты в части, касающейся осуществления конкурсным управляющим контроля за финансово-хозяйственной деятельностью общества "Сельмаш", представления им интересов предприятия "Сельмаш" в органах управления общества "Сельмаш", вопроса об оспаривании этим управляющим сделок, направленных на отчуждение обществом "Сельмаш" недвижимого имущества, нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, поэтому согласно пункту 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

Доводы ФНС России в остальной части по существу сводятся к переоценке доказательств по делу, что не отнесено к полномочиям суда надзорной инстанции.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

определение Арбитражного суда Кировской области от 26.04.2012 по делу N А28-770/2002, постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 30.07.2012 и постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 15.01.2013 по тому же делу в части, касающейся осуществления конкурсным управляющим федеральным государственным унитарным предприятием "Завод "Сельмаш" Щербанем Д.В. контроля за финансово-хозяйственной деятельностью открытого акционерного общества "Завод "Сельмаш", представления им интересов названного унитарного предприятия в органах управления упомянутого акционерного общества, вопроса об оспаривании этим управляющим сделок, направленных на отчуждение открытым акционерным обществом "Завод "Сельмаш" недвижимого имущества, отменить.

Дело в отмененной части направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Кировской области.

В остальной части указанные судебные акты оставить без изменения.

Председательствующий В.Л. Слесарев



ОБЗОР ДОКУМЕНТА

Уполномоченный орган в деле о банкротстве предприятия обратился в суд с жалобой на действия (бездействие) конкурсного управляющего.

Как указал заявитель, управляющий не принял должных мер по контролю за финансово-хозяйственной деятельностью АО, созданного при замещении активов предприятия.

В итоге АО продало всю недвижимость, внесенную в его уставный капитал.

Суды трех инстанций отклонили такие доводы.

При этом суды указали на то, что АО как собственник внесенной в ее уставный капитал недвижимости вправе совершать с ней любые действия по своему усмотрению.

Кроме того, в результате этих сделок не изменились ни количество принадлежащих должнику акций АО, ни их номинальная стоимость.

Президиум ВАС РФ отправил дело на новое рассмотрение и указал следующее.

По Закону о банкротстве допускается замещение активов должника путем создания на базе его имущества АО. В этом случае его единственным учредителем становится должник, а размещенные акции включаются в состав его имущества.

Применительно к данным акциям конкурсный управляющий должен принять все возможные меры, чтобы обеспечить прирост их рыночной стоимости или (по меньшей мере) поддержать их цену.

Поэтому управляющий как лицо, представляющее высший орган управления вновь образованного АО, обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника и кредиторов.

Директор АО подотчетен конкурсному управляющему. Последний не вправе устраниться от исполнения обязанности контролировать выполнение полномочий этим руководителем.

Отчуждение вновь образованным АО целого ряда объектов недвижимости, ранее внесенных должником в уставный капитал, не может не вызывать у добросовестного и разумного конкурсного управляющего справедливых опасений относительно сохранности конкурсной массы.

Подобные операции могут существенно повлиять на стоимость активов АО и, как следствие, на рыночную стоимость акций, затрагивая тем самым интересы должника и его кредиторов.

В данном случае собрание кредиторов, как и уполномоченный орган, запрашивали от конкурсного управляющего сведения по АО. Однако он их не представил.

Следовательно, судам нужно было оценить подобные обстоятельства.