Союз арбитражных управляющих "Субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса"

указал, что страховые компании обязаны производить выплату возмещения даже в случае умышленного причинения убытков арбитражным управляющим

 

Арбитражный управляющий в ходе осуществления своей профессиональной деятельности причинил убытки должнику, размер которых установлен судебным актом по делу о банкротстве. Должник (в лице нового управляющего) обратился с иском к страховым компаниям, в которых была застрахована ответственность причинителя вреда, о взыскании страхового возмещения. Одним из страховщиков были заявлены возражения относительно удовлетворения исковых требований: убытки были причинены арбитражным управляющим умышленно, что в силу части первой статьи 963 ГК РФ освобождает страховую компанию от выплаты. С этим согласился суд первой инстанции и отказал в иске, с чем впоследствии согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.

И действительно, ранее в судебной практике был сформирован именно такой подход (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 09 июля 2009 года № 4/09 по делу А13-575/2008, определения Верховного Суда РФ от 17 апреля 2017 года № 309-ЭС16-18581, от 22 мая 2017 года № 307-ЭС16-18707, от 04 апреля 2018 года № 307-ЭС18-2108, от 12 июля 2018 года № 305-ЭС18-9221).

Однако Верховный Суд РФ занял абсолютно противоположную позицию и развернул судебную практику на 180 градусов.

Верховный Суд РФ указал, что ответственность арбитражного управляющего за причинение убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, и иным лицам в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением возложенных на арбитражного управляющего обязанностей в деле о банкротстве подлежит страхованию в обязательном порядке на основании статьи 24.1 Закона о банкротстве. Целью названного страхования как разновидности страхования ответственности за причинение вреда, осуществляемого в пользу лиц (выгодоприобретателей), которым может быть причинен вред (статья 931 Гражданского кодекса Российской Федерации), является гарантированная за счет средств страхового фонда имущественная защита в условиях ведущихся процедур банкротства. Отказ в компенсации возникших у общества в банкротстве убытков посредством выплаты страхового возмещения нарушает право общества (выгодоприобретателя) на имущественную защиту от незаконных действий арбитражного управляющего (страхователя).

Также высшая судебная инстанция отметила, что освобождение компании от выплаты страхового возмещения в пользу общества (выгодоприобретателя) в связи с умышленными действиями страхователя (арбитражного управляющего) противоречит и пункту 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку препятствует обществу (выгодоприобретателю) как пострадавшему от таких действий лицу в возмещении убытков, на случай наступления которых осуществлено страхование. В ситуации выплаты в условиях банкротства страхового возмещения в связи с причинением убытков вследствие умышленных действий страховщик защищен возможностью применения предусмотренного законодательством о банкротстве последствия – предъявления регрессного требования к арбитражному управляющему в размере произведенной страховой выплаты (пункт 9 статьи 24.1 Закона о банкротстве). В рассматриваемом иске компания не лишена права на выдвижение возражений, связанных с характером страхового случая, однако должна осознавать, что правовые последствия такие возражения будут иметь только в возможном будущем споре с арбитражным управляющим.

Таким образом, Верховный Суд РФ фактически ограничил применение части первой статьи 963 ГК РФ в спорах, вытекающих из страхования профессиональной ответственности арбитражных управляющих и возмещения причиненных этой деятельностью убытков, лишь исками страховщиков в порядке регресса.

 

Данная правовая позиция высшей судебной инстанции должна широко приветствоваться кредиторами, для которых она существенно упрощает возможность получения денежных средств в результате исполнения судебных актов о взыскании убытков с арбитражных управляющих.

Однако, хотелось бы в этой связи обратить внимание на следующее.

Безусловно, комментируемый подход повлечет за собой рост числа удовлетворенных исков о взыскании денежных средств со страховщиков. Это в свою очередь может повлечь за собой вполне естественное для любого рынка последствие - перекладывание соответствующих рисков и негативных последствий на арбитражных управляющих в виде увеличения размеров как базовых страховых премий, так и тех, что рассчитываются на условиях индивидуального андеррайтинга.

Здесь мы возвращаемся к давно существующей проблеме: при наличии установленной в Законе о банкротстве обязанности арбитражного управляющего действовать в интересах должника, кредиторов и общества, для чего в том числе страховать свою ответственность,  при наличии в этом же Законе о банкротстве отсылки к определению страховой премии на основании страховых тарифов (пункт 3 статьи 24.1), учитывая предусмотренную частью второй статьи 954 ГК РФ возможность определения страховых тарифов органами страхового надзора, до настоящего времени определение этих тарифов государством не производится. Следствием этого являются массовые примеры установления страховщиками заградительных тарифов для арбитражных управляющих при наличии даже еще не рассмотренных судом жалоб на их действия (бездействие), при наличии удовлетворенных жалоб, не связанных с причинением убытков, при наличии фактов взыскания убытков, когда они самостоятельно возмещены управляющими, не говоря уже о ситуациях, когда убытки не возмещены.

Очевидно, что необходим комплексный подход: защита прав кредиторов путем упрощения процедуры получения возмещения за счет средств страховых фондов должна быть уравновешена законодателем путем установления государственного регулирования страховых тарифов.

 

 

 

Сергей Домнин, арбитражный управляющий СОЮЗ АУ «СЕМТЭК»