Поводом к написанию данной заметки стало то, что 03 июля 2019 года Арбитражный суд Свердловской области вынес достаточно спорное определение по делу о банкротстве ООО «Согласие» № А60-69270/2018. Суть рассмотренного судом вопроса состояла в следующем. Определенная методом случайной выборки саморегулируемая организация предоставила в дело кандидатуру арбитражного управляющего, кредиторы указали на наличие признаков заинтересованности, судья посчитала эти возражения заслуживающими внимания и не стала утверждать конкурсного управляющего. При этом суд указал, что «при рассмотрении дел о банкротстве, в случаях, когда у суда возникают сомнения в должной компетенции, добросовестности или независимости арбитражных управляющих или когда процедура выбора арбитражного управляющего затягивает сроки рассмотрения дела, судам следует обращаться в Общероссийский профсоюз арбитражных управляющих (ОРПАУ, Профсоюз) за представлением кандидатуры арбитражного управляющего». 

На наш взгляд, само по себе определение суда в этой части нарушает положения части первой статьи 45 Закона о банкротстве хотя бы потому, что Профсоюз не является участником дела о банкротстве, саморегулируемой организацией арбитражных управляющих и не может предоставлять кандидатуры в суд. Более того, ситуация не является и коллизионной, требующей какого-то новаторского решения: Верховный Суд РФ (далее - ВС  РФ) ранее неоднократно указывал, что в случае сомнения в объективности и беспристрастности предложенной кандидатуры управляющего суду необходимо или запросить другую кандидатуру или предоставить собранию кредиторов возможности выбрать новую кандидатуру управляющего или СРО (см., например, определение от 25 июня 2018 года №307-ЭС18-7444 по делу № А13-4431/2013).

Но есть еще один важный аспект: чем определяется такой выбор? Почему из многих объединений и организаций, функционирующих в сфере антикризисного управления, суд указал именно ОРПАУ? Что же из себя представляет ОРПАУ для неискушенного зрителя?

Согласно сведений, приведенных на сайте Профсоюза, поводом для его создания послужило принятие в конце 2015 года Федерального закона № 391-ФЗ, ограничивающего права арбитражных управляющих. На сайте www.orpau.ruуказано, что работа (то есть задачи) Профсоюза – это «улучшение условий труда и повышение уровня жизни арбитражных управляющих, независимо от их членства в организации, возможность влиять на законодательные инициативы и вести диалог с государством от имени всего профсообщества с той целью, чтобы политика властей соответствовала интересам арбитражных управляющих. ОРПАУ участвует в урегулировании трудовых споров, осуществляет контроль за соблюдением законов, выступает защитником арбитражных управляющих в делах о привлечении к административной и уголовной ответственности». Схожие положения закреплены в Уставе Профсоюза. Казалось бы, вот она, та организация, которая будет защищать права профессионального сообщества «снизу» на всех уровнях!

Начав с громких заявлений о бойкоте процедур, возбужденных по заявлениям ФНС, и возможности бойкота банкротств граждан, в дальнейшем ОРПАУ перешел в более конструктивное русло и объявил о том, что разрабатывает профессиональный стандарт арбитражного управляющего для установления требования к профессии, потом заявлял о предстоящем в 2016-2017 годах включении профессии «арбитражный управляющий» в Общероссийский классификатор профессий. В мае 2018 года на съезде ОРПАУ была принята резолюция «О задачах и дальнейших действиях Профсоюза по защите социально-трудовых прав и экономических интересов членов Профсоюза в современных условиях», согласно которой предлагается считать деятельность арбитражного управляющего трудовой деятельностью со всеми вытекающими гарантиями, создавать квалификационные коллегии арбитражных управляющих для рассмотрения дел об административных правонарушениях, расследовать уголовные дела в отношении управляющих в особом порядке, реформировать систему страхования профессиональной ответственности и другие. При ОРПАУ за время его функционирования созданы Экспертный совет для выработки предложений по защите прав управляющих, Единая служба защиты прав арбитражных управляющих по оказанию помощи в спорах, Автономная некоммерческая организация «Центр помощи при банкротстве»; имеются территориальные органы.

Но если наш неискушенный зритель пожелает какой-либо конкретики, чего-то сверх популистских обещаний снизить ответственность арбитражного управляющего и улучшить все остальное, какие ответы на свои вопросы он получит?

Итак, Профсоюз функционирует в публичном пространстве с весны 2016 года, то есть уже более 3-х лет (а юридическое лицо ОРПАУ зарегистрировано еще в 2006 году).

Найти в публичном доступе какие-либо данные о количестве арбитражных управляющих, являющихся членами Профсоюза, то есть сделать вывод о том, действительно ли ОРПАУ является столь массовым объединением, как он сам о себе заявляет, невозможно. Зато ОРПАУ регулярно размещает сведения о формировании и изменении собственной бюрократической структуры, руководящих органов.

Сведения о реальных достижениях Профсоюза и созданных при нем структур отсутствуют даже на сайте самого ОРПАУ. Неизвестно, завершена ли Профсоюзом работа по созданию упомянутого профессионального стандарта; вылилась ли принятая на съезде резолюция хотя бы в концепцию законопроекта о внесении изменений в Закон о банкротстве, в каких спорах Профсоюз поддерживал арбитражных управляющих и помог кому-то защитить свои права… Конечно нельзя исключить, что этих сведений просто нет в широком доступе, и где-то в недрах организации эти документы и данные существуют, но все же, в век информационных технологий не использовать хотя бы собственные медиа-ресурсы для информирования о своей позиции, проектах и т.п. - это большой минус для объединения, призванного защищать и улучшать.

Однако одну успешную для себя pr-акцию  ОРПАУ все-таки провел. В начале 2019 года в ВС РФ рассматривалась жалоба гражданина Юрия Котряхова на прекращение производства по его делу о банкротстве в виду отказа всех запрошенных судом СРО от предоставления кандидатуры арбитражного управляющего (дело № А28-3350/2017). ОРПАУ тогда не только обратился в высшую судебную инстанцию с кассационной жалобой (после появления в СМИ информации о принятии этого дела экономколлегией ВС РФ к рассмотрению), позже возвращенной за отсутствием права на обжалование, но и направил к дате рассмотрения дела в ВС РФ обращение от имени конкретного арбитражного управляющего о согласии быть утвержденным в данной процедуре банкротства. Это обращение было зафиксировано в судебном акте высшей судебной инстанции - определении от 29 января 2019 года № 301-ЭС18-1381. Весьма вольное и творческое истолкование этого судебного акта одним из региональных судов привело к прецеденту - прямому запросу судом кандидатуры арбитражного управляющего не у саморегулируемых организаций, а у ОРПАУ. Кейс, описанный в начале этой статьи - это всего лишь второй известный такой случай. Но Профсоюз уже смело утверждает: «За помощью к ОРПАУ: кандидатуру арбитражного управляющего все чаще запрашивают у Профсоюза» (http://orpau.ru/news/za-pomoshhyu-k-orpau-kandidaturu-arbitrazhnogo-upravlyayushhego-vse-chashhe-zaprashivayut-u-profsoyuza.html).

Конечно, в ответ на сделанные выше выводы можно таки или иначе возразить, на что-то обоснованно сослаться, но те не менее, подводя итог вышесказанному, можно резюмировать: ОРПАУ является всего лишь одним из многих участников на рынке антикризисного управления. 

Почему эти единичные случаи запроса у ОРПАУ (да и хоть у кого, кроме СРО) кандидатур арбитражных управляющих представляет собой незаконную и порочную практику?

Профсоюз не является саморегулируемой организацией и в силу закона не может предоставлять данные о кандидатурах управляющих, подтверждать их соответствие требованиям закона. Профсоюз не может проверить соответствие опыта и квалификации предложенной им кандидатуры управляющего реальной сложности дела о банкротстве. Профсоюз никак не отвечает и за последствия предоставления им определенной кандидатуры, в том числе и по возможным искам о возмещении убытков. Создается ситуация, когда ОРПАУ предоставляются права саморегулируемой организации, не уравновешенные какими-либо обязанностями и (или) ответственностью (и «брошенное» Профсоюзом дело Юрия Котряхова на втором круге рассмотрения - уже сам по себе достаточный пример), что фактически позволяет ОРПАУ обходить законодательные требования о минимальном количестве членов саморегулируемой организации, о формировании компенсационного фонда, об ответственности средствами такого фонда. В отличие от саморегулируемых организаций Профсоюз не имеет закрепленного механизма отбора кандидатур, процедур решения конфликта интересов. В конце концов, эта практика может быть использована недобросовестными участниками дела о банкротстве для искусственной и не предусмотренной законом смены СРО.

И все-таки, в ситуации на данный момент больше пиара ОРПАУ, чем какого-то здравого смысла.  

ОРПАУ при предоставлении кандидатуры хочет двигаться не через СРО (информируя его о поступлении из суда запроса, согласии члена Профсоюза быть утвержденным и предлагая самому СРО предоставить в суд необходимый пакет документов), а своим путем: запрашивает в СРО некую справку о соответствии управляющего требованиям закона, чтобы затем от имени самого ОРПАУ направить документы в суд.

В своем телеграм-канале Профсоюз утверждает, что СРО не справляются с задачей обеспечения судов арбитражными управляющими, отказываются предоставлять кандидатуры судам, отказываются выдавать управляющим такие справки о соответствии. А Профсоюз предоставляет кандидатуры на все запросы арбитражных судов. 

На самом деле отказы СРО от предоставления кандидатур по запросам судов вызваны собственно отказами арбитражных управляющих - членов этих СРО от таких назначений. И кстати, вернувшееся в феврале 2019 года из ВС РФ дело о банкротстве Юрия Котряхова в суде первой инстанции не рассмотрено до сих пор: уже трижды судебные заседания откладываются в том числе по причине отсутствия в материалах дела сведений о саморегулируемой организации, из числа членов которой должен быть утвержден финансовый управляющий. 

По создавшейся ситуации уже высказался Национальный союз профессионалов антикризисного управления, направивший в ВС РФ обращение о необходимости пресечения практики запросов кандидатур управляющих в ОРПАУ.

Решение проблемы представляется достаточно простым. Для всех на рынке должны быть одинаковые правила и ОРПАУ необходимо либо получить (если получится) статус саморегулируемой организации, сформировать компенсационный фонд и наравне с другими СРО участвовать как в распределении процедур банкротства, так и распределении рисков ответственности за действия своих членов, либо продолжить заниматься прямыми уставными целями и задачами, не пытаясь подменить собой СРО.

Сергей Домнин

Ссылка на статью: https://zakon.ru/discussion/2019/07/14/profsoyuz_arbitrazhnyh_upravlyayuschih_-_mify_ili_realnost