Перед ВС РФ уже не раз вставали вопросы о правовом статусе и правовых возможностях залоговых кредиторов. На этот раз ВС РФ должен разобраться в том, имеют ли залоговые кредиторы право на удовлетворение залоговых требований за счет иного имущества должника наравне с иными кредиторами, включенными в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

Закон о банкротстве содержит в себе несколько статей, посвященных порядку погашения требований залоговых кредиторов, при прочтении которых, на первый взгляд, не складывается однозначного понимания возможности удовлетворения требований залогового кредитора за счет иного имущества должника, не обремененного залогом в общем порядке наряду с кредиторами третьей очереди.

Так, например, диспозиция нормы абз. 6 п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве устанавливает, что требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога в порядке, предусмотренном в ст. 138 названного закона.

В п. 2 ст. 138 Закона о банкротстве установлено, что денежные средства, вырученные от реализации предмета залога в размере 70 % (либо 80 % - в случае, если речь идет о требовании, вытекающем из кредитного договора), направляются на погашение требований кредитора по обязательству, обеспеченному залогом имущества должника. Оставшиеся денежные средства распределяются следующим образом:

- 20 % (15 %) - для погашения требований кредиторов первой и второй очереди;

- оставшиеся денежные средства - для погашения судебных расходов, расходов по выплате вознаграждения арбитражному управляющему и оплаты услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей.

После полного погашения требований кредиторов первой и второй очереди оставшиеся денежные средства направляются на погашение части обеспеченных залогом имущества должника требований конкурсных кредиторов, не погашенной из стоимости предмета залога в связи с удержанием части стоимости для погашения требований кредиторов первой и второй очереди (п. 2.1 ст. 138 Закона о банкротстве). То же закреплено и в п. 22.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 г. № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя».

И только в абз. 4 п. 2.1 ст. 138 Закона о банкротстве установлено, что не удовлетворенные за счет стоимости предмета залога требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются в составе требований кредиторов третьей очереди.

Основываясь на ограничительном толковании абз. 6 п. 4 ст. 134 и п. 2 ст. 138 Закона о банкротстве, арбитражные суды в своей практике фактически сузили возможность удовлетворения требований залоговых кредиторов, не отказавшихся от обеспечения, суммой денежных средств, полученных от реализации их предмета залога. Дословно толкуя абз. 4 п. 2.1 ст. 138 Закона о банкротстве, арбитражные суды оставили возможность удовлетворения требований залогового кредитора за счет иного имущества, только после проведения торгов, т.е. в последнюю очередь, после удовлетворения требований иных кредиторов.

Указанное нарушает принцип пропорциональности при распределении поступивших в конкурсную массу денежных средств, установленный в п. 3 ст. 142 Закона о банкротстве.

Кроме того, зачастую стоимость залогового имущества, установленная в договоре залога, явно завышена, и реальная рыночная стоимость будет определена только после проведения торгов (предполагаем, что именно торги, а не оценка (обязательное мероприятие в отношении залогового имущества), являются реальным показателем рыночной стоимости такого имущества).

Представляется, что такая позиция судов продиктована общим подходом законодателя, который можно увидеть и на примере ограничения прав залогового кредитора голосовать на собраниях кредиторов в большинстве стадий банкротства.

Хотя ранее суды высших инстанций уже пытались разобраться в рассматриваемом вопросе, например, в Определении ВАС РФ от 14.07.2014 г. № ВАС-9116/14 по делу № А07-26199/2009 (судьи Потихонина Ж.Н., Вавилин Е.В., Мифтахутдинов Р.Т.), однако судебная практика так и не переняла их позицию. Среди судов нижестоящих инстанций по-прежнему не сформирована единообразная практика.

Как указывал ВАС РФ, требование кредитора, обеспеченное залогом имущества должника, может быть удовлетворено как за счет средств, полученных от продажи имущества должника, являющегося предметом залога, так и за счет средств, полученных от продажи другого имущества должника, и в том случае, когда реализация такого имущества производится до реализации предмета залога. В этом случае при распределении выручки, полученной от реализации заложенного имущества в порядке ст. 138 Закона о банкротстве, конкурсный управляющий должен будет учесть ранее перечисленные залоговому кредитору денежные средства, полученные от реализации незаложенного имущества, в целях соблюдения принципа соразмерного и пропорционального удовлетворения требований кредиторов.

Тогда требование кредитора, обеспеченное залогом имущества должника, может быть удовлетворено как за счет средств, полученных от продажи имущества должника, являющегося предметом залога, так и за счет средств, полученных от продажи другого имущества должника, и в том случае, когда реализация такого имущества производится до реализации предмета залога.

В этом случае при распределении выручки, полученной от реализации заложенного имущества в порядке ст. 138 Закона о банкротстве, конкурсный управляющий должен будет учесть ранее перечисленные залоговому кредитору денежные средства, полученные от реализации незаложенного имущества, в целях соблюдения принципа соразмерного и пропорционального удовлетворения требований кредиторов.

Представляется, что указанный подход наибольшим образом отвечает принципу, установленному в п. 1 ст. 334 ГК РФ. Однако некоторые могут посчитать, что изложенная логика все же не соответствует балансу коллективного интереса и интереса залоговых кредиторов в рамках дела о несостоятельности (банкротстве), поскольку последние получат большее удовлетворение своих требований.

На этот раз спорный вопрос надлежит разрешить Верховному суду Российской Федерации. Определением ВС РФ от 24.05.2019 г. № 310-ЭС18-17700 (2) в рамках дела № А62-6145/15 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба АО «Газпромбанк» (залоговый кредитор) передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

Залоговый кредитор обратился с жалобой на конкурсного управляющего, который начал расчеты с кредиторами третьей очереди, но посчитал, что требования залогового кредитора не подлежат погашению из поступивших денежных средств по результатам применения последствий недействительности сделки. В обоснование нарушения своих прав кредитор указал, что стоимость залогового имущества по результатам оценки априори не позволит покрыть его требования. Конкурсный управляющий решил, что залогодержателю не надо распределять средства, поскольку у него и так есть право на получение денежных средств от продажи предмета залога.

Суды трех инстанций согласились с позицией конкурсного управляющего и оставили жалобу залогового кредитора без удовлетворения. Суды отметили, что право на пропорциональное удовлетворение требований кредиторов возникает после проведения торгов, и залоговый кредитор вправе претендовать на удовлетворение своих требований после реализации залогового и незаложенного имущества в процедуре банкротства, в том числе с учетом осуществленных конкурсным управляющим расчетов с кредиторами, чьи требования не обеспечены залогом. При первичной реализации незаложенного имущества залоговый кредитор вправе поставить вопрос о необходимости зарезервировать за ним вырученные денежных средства, в случае недостаточности денежных средств для погашения требования такого кредитора за счет залога.

ВС РФ указал на наличие существенных нарушений норм материального права, повлиявших на исход дела, и передал жалобу вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

Видится, что ВС РФ услышал доводы заявителя о том, что в сложившейся ситуации залоговый кредитор был поставлен в худшее положение по сравнению с иными кредиторами должника, и разберется, правомерны ли выводы судов о том, что залоговый кредитор получает право на пропорциональное удовлетворение своих требований только после проведения торгов.

В результате такого толкования абз. 6 п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве у конкурсных кредиторов, требования которых обеспечены залогом, возникают и иные проблемы.

Например, зачастую при разрешении арбитражным судом разногласий (в порядке ст. 60 Закона о банкротстве) арбитражные суды отказывают залоговым кредиторам в их заявлениях, связанных с проведением торгов в отношении незаложенного имущества, а также в разрешении иных вопросов, связанных с реализацией прав кредиторов в рамках реализации незаложенного имущества. Причиной такого отказа является, по мнению арбитражных судов, отсутствие нарушенного права и законного интереса залогового кредитора.

Например, в недавней практике пришлось столкнуться с несправедливостью судов в связи с отказом в защите прав залогового кредитора, обратившегося с заявлением о разрешении разногласий в отношении явного завышения (более чем в 10 раз) стоимости незаложенного имущества должника при проведении торгов (Определение Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 24.04.2019 г. по делу № А58-6957/2013 (судья Андреев В.А.)).

Представляется, что позиция ВС РФ поможет залоговым кредиторам защитить свои права и в таких ситуациях, а также поставит точку в неопределенности судов относительно порядка осуществления расчетов между залоговыми кредиторами и иными кредиторами третьей очереди.

 

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/6/19/verhovnyj_sud_razberetsya_s_nespravedlivostyu_v_otnoshenii_zalogovyh_kreditorov