26 апреля 2019 года на сайте Единого федерального реестра сведений о банкротстве была размещена информация о подготовленном Минэкономразвития России законопроекте, направленном на реформирование процедуры продажи имущества несостоятельных должников.

В первую очередь разработчики предлагают передать проведение торгов в процедурах банкротства универсальным торговым площадкам, а также отменить обязательное членство оператора электронной торговой площадки в СРО.

На сегодняшний день в банкротном секторе осуществляет деятельность около 40 электронных торговых площадок, и всего 3 из 8 универсальных торговых площадок, на долю которых, по данным Интерфакса, приходится порядка 18% всех торговых процедур.

Такое резкое сокращение числа электронных торговых площадок на первый взгляд представляется неоправданным: существующая система обеспечивает свободный доступ заинтересованных лиц к участию на торгах на любой площадке, а имеющаяся конкуренция препятствует возможному завышению стоимости услуг, что является острым вопросом как для кредиторов, так и для арбитражных управляющих.

Другим предложением организационного характера является создание государственной системы раскрытия информации о формировании и реализации конкурсной массы в банкротстве, куда должны будут включаться сведения об имуществе должников, инвентаризации, проведении торговых процедур и т.п. По сути дела, разработчики предлагают создать еще один специализированный информационный общедоступный ресурс, посвященный исключительно вопросам конкурсной массы, куда будет поступать вся соответствующая информация от управляющих, операторов торговых площадок, ЕФРСБ.

Безусловно, что создание такой системы упростит процесс получения заинтересованными лицами, в первую очередь потенциальными покупателями, информации о предлагаемом к продаже имуществе, будет способствовать более удобному взаимодействию с организаторами торгов. С другой стороны включение сведений в систему вряд ли будет осуществляться на безвозмездной основе, а законопроект не исключает обязанности опубликования сообщений об инвентаризации, проведении торгов и т.п. в ЕФРСБ, что вновь возвращает к вопросу о неоправданном увеличении расходов по делу о банкротстве. Более логичным представляется реализовывать задуманное в формате расширения функционала ЕФРСБ как единого информационного ресурса.

Затрагивает законопроект и саму процедуру проведения торгов. Разработчики предлагают отказаться от неэффективной и затратной многоэтапной продажи имущества должника с двумя обязательными аукционами на повышение и одним этапом на понижение. Вместо этого предусматривается так называемый «голландский» аукцион: при отсутствии заявок уже на первых торгах цена имущества снижается до поступления первой заявки, далее имущество вновь торгуется на повышение, но если цену никто не повысит - победителем признается подавшее заявку лицо. Цена отсечения на первых торгах составляет 50% от начальной. При отсутствии заявок на первых торгах проводятся повторные торги с ценой отсечения в размере ¼ от цены этапа.

Предполагается, что эти изменения сократят как сроки проведения торгов, так и затраты на их проведение, что нельзя не приветствовать. Вместе с тем, многолетние призывы профессионального сообщества отказаться от публикаций сообщений о торгах в официальном издании, стоимость которых составляет значительную часть издержек, поддержки у Минэкономразвития, судя по всему, не нашли.

Кроме того, Минэкономразвития России предлагает отказаться от закрепленного в пункте 4.2 статьи 138 Закона  о банкротстве права залогового кредитора оставить за собой предмет залога в ходе публичных торгов на любом их этапе при отсутствии заявок. Эта норма была введена Федеральным законом от 29.12.2014 года № 482-ФЗ, то есть относительно недавно, и фактически позволяла залоговому кредитору с одной стороны предотвращать значительное снижение цены на этапе публичного предложения, а с другой -  уменьшать собственные расходы при оставлении имущества за собой. По мнению разработчиков, залог должен прекращаться, если кредитор не воспользуется правом оставить имущество за собой, то есть фактически предлагается вернуться к прежнему законодательному регулированию.

Вероятней всего, что данные поправки призваны стимулировать кредитные организации к оставлению за собой непроданного имущества по более высокой цене и тем самым способствовать наполнению за счет этого конкурсной массы в большем объеме. Вместе с тем, для банков это означает как значительный рост непрофильных активов на балансе, так и с большой долей вероятности возникновение убытков (вряд ли банку удастся реализовать принятый на баланс актив дороже, чем цена принятия на баланс, с учетом того, что на открытых торгах уже не нашлось покупателей на это имущество по более высокой цене), которые банки будут вынуждены закладывать в процентную ставку.

 

 

 

Сергей Домнин, Союз СРО «СЕМТЭК»